Север.Реалии

35 подписчиков

Свежие комментарии

"Попадете в ад". Уголовное дело против Минздрава

"Попадете в ад". Уголовное дело против Минздрава

В Новгородской области Сергей Максименко, отец погибшего Кирилла, добился возбуждения уголовного дела по статье "Халатность". По решению суда Кирилла должны были обеспечить необходимым лекарством, но не сделали этого вовремя. Максименко-старший рассказал корреспонденту Север.Реалии, что хочет справедливости для всех семей, оказавшихся в такой ситуации.

23-летний новгородец Кирилл Максименко болел раком. 5 января он умер в приёмном покое Новгородской областной больницы. Туда его доставила скорая, которую он и его отец прождали пять часов.

– Я похоронил сына, но не похоронил веру в справедливость. Искренне надеюсь, что виновные в смерти моего сына будут наказаны, – говорит Сергей Максименко. – Кирилл был добрым и порядочным человеком, который всегда старался помогать людям. Это было видно на похоронах – собралось столько людей, что парковка не смогла всех вместить. Кирилл помогал детскому приюту и всем, кому, как он считал, нужна помощь.

Штраф за болезнь

Кирилл Максименко был инвалидом первой группы. В 2013 году ему было 15 лет. Он поехал на соревнования от военкомата, но неудачно бросил гранату, заболело плечо. А в июле болевшее плечо сломалось, когда он открывал тяжёлую дверь гаража.

Вскоре поднялась температура, которая держалась две недели. Биопсия показала, что это саркома.

– Ампутацию сделали 13 августа, в День левши, Кирилл остался без правой руки, – вспоминает Сергей Максименко.

Позже, в 19 лет, ему удалили опухоль. Но метастазы остались.

В январе 2017 года Кирилл ехал на машине за рулем. Его остановили сотрудники ГИБДД – им не понравилась слишком плотная тонировка стекол. Такую рекомендовал ему сделать врач, поскольку из-за метастазов у Кирилла начались проблемы с кожей – солнечные лучи провоцировали сыпь по всему телу, поэтому в летние дни он не выходил на улицу до самого вечера.

Проверив документы, сотрудники попросили 19-летнего водителя выйти из машины. Кирилл отказался, сказал, что не нарушает закон. Тогда четверо полицейских силой вытащили Кирилла из автомобиля. Происходящее на телефон снимала его будущая жена Юлия. Она кричала, что за рулём инвалид, и умоляла, чтобы они не сломали ему ручной протез. Но на ее слова никто не обращал внимания. Протез стоимостью в полмиллиона рублей Кириллу сломали при задержании. Видеоролик, как парня-инвалида тащат из машины, попал на федеральные телеканалы и собрал около четырёх миллионов просмотров.

Но полицейское начальство превышение полномочий так и не признало. А суд оштрафовал не полицейских, а самого Кирилла – за неповиновение законным требованиям сотрудников полиции и слишком темную тонировку. Поломку дорогого протеза ему никак не компенсировали.

"Господи, почему так?"

Кирилл, впрочем, не зацикливался на плохом. Ходил на рыбалку, гулял в лесу и на речке, приезжал на дачу. Но в конце 2020 года его состояние ухудшилось.

– Рак снова стал прогрессировать, – вспоминает его отец. – Врачи сразу заявили: необходимые препараты очень дорогие и их не достать.

Для лечения Кириллу требовался "Вориконазол", одна пачка которого стоит как средняя новгородская зарплата – 16 500 рублей. Семья подала в Чудовский суд иск к областному Минздраву об обеспечении Кирилла жизненно важным лекарством.

17 августа 2020 года суд вынес решение в пользу Кирилла. В нем он потребовал обеспечить его лекарством незамедлительно. В судебном решении отмечалось, что рецепты больной получил ещё 16 января, 11 марта, 5 июня, 13 июля 2020 года.

18 ноября отец Кирилла, Сергей Максименко, опубликовал на своей странице "ВКонтакте" сообщение: "Хочу обратиться к чиновникам Минздрава области. Вы когда перестанете издеваться над онкобольным Кириллом? Уже и решение суда есть, и исполнительное производство возбуждено, и обещания ваши по срокам прошли, но лекарства так и нет. Если вдруг вам знакомы нормы закона и вы случайно слышали о милосердии, то надо что-то ответственно сделать либо честно уйти со своих мест, чтобы люди не страдали от вашего бездействия".

26 декабря Сергей сообщил, что наконец получен ответ по лекарствам для Кирилла из администрации президента: новгородский минздрав велено оштрафовать на 30 тысяч рублей, а также предоставить лекарства "в новый срок исполнения требований исполнительного документа".

Но время уже было упущено.

"В результате всей этой нервотрёпки и проволочки Кирилл находится в больнице, так как после пересадки (Кириллу был пересажен костный мозг, донором стал старший брат. – СР), которая была несколько месяцев назад, 25% клеток дали отторжение, – написал отец. – Со своей стороны мы делаем всё возможное, но тем людям, которые ответственны в ситуации с Кириллом и подобных, где страдают невинные и нуждающиеся в помощи, я задаю один вопрос: если попадёте в ад и там будете гореть, вспомните об этом?"

По словам отца Кирилла, ухудшение у него произошло за последние три месяца, когда родные не смогли достать ему "Вориконазол".

– Первого января у него поднялась температура. Мы подумали, что это ковид, ведь он мог подцепить его в больнице накануне. Кирилл с женой сдали мазки, потом им пришли СМС с отрицательным результатом. Второго января я заехал к Кириллу, он говорил, что температура есть, но чувствовал он себя не так плохо.

5 января 2021 года Сергей сообщил о том, что Кирилл скончался. По словам отца, накануне вечером они пять часов ждали скорую, но, когда та приехала, было уже слишком поздно. Сердце Кирилла остановилось в приёмном покое Новгородской областной больницы.

"Последние слова, которые он произнёс в бессознательном состоянии: "Господи, почему так?" – пишет Сергей Максименко.

11 февраля по факту гибели Кирилла Максименко возбуждено уголовное дело по статье "Халатность". Его отец признан потерпевшим.

– Мы вызывали скорую несколько часов, хотя приказ Минздрава говорит, что она должна приехать максимум через 20 минут, – говорит Сергей Максименко. – И это прямая ответственность губернатора Никитина. Неважно, коронавирус или нет. Если он понимает, что у него тут пандемия, то надо наращивать количество машин и бригад скорой помощи.

Перед Новым годом Кириллу в больнице переливали кровь. Уже через час его отпустили домой, хотя должны были наблюдать еще сутки. По этому поводу Максименко направил жалобу в федеральный Минздрав: "Если бы переливание крови было сделано качественно, то ему бы не понадобилась скорая помощь".

Вопросы у отца вызвали и медицинские документы.

– В судебном акте указан диагноз "лейкоз", – говорит Максименко-отец. – В то же время во втором пункте значится, что было заражение крови. И вот у меня вопрос: откуда оно могло взяться, если Кирилл 30 декабря выходил из областной больницы после переливания крови? Экспертиза должна установить: могли ли его заразить тогда? Я считаю, что это ключевой эпизод. Либо подобрали не ту кровь, либо занесли ему сепсис, а потом бесконтрольно отпустили из больницы.

"А что вы от нас хотите?"

Сергей Максименко уверен, что его сын мог бы еще жить, если бы его обеспечили необходимым лекарством.

– Если вы наберёте в поисковике "купить "Вориконазол", то увидите, что в Новгородской области его просто нет в продаже, – говорит Сергей. – В Питере иногда есть, но нечасто, в основном он есть в Москве. Это импортный препарат, и поставки, судя по всему, небольшие. К продаже в аптеках он не запрещён – иди да покупай. Только его не найти. В день надо две таблетки. В месяц это больше четырех пачек. Конечно, где-то мне удавалось купить препарат, где-то брали аналоги. Но всё это было урывками. Суд постановил, что препарат нам должны незамедлительно предоставить в объёмах, указанных в рецепте. У чудовской районной прокуратуры было решение суда о немедленном предоставлении таблеток, но они спустили всё на тормозах. Кирилл приходил к ним в декабре, просил их провести контроль. Но его там просто отфутболили с вопросом: "А что вы от нас хотите?"

В минздраве Новгородской области заявили, что деньги на "Вориконазол" выделялись, закупки производились.

"Для обеспечения отдельных категорий граждан, в том числе и пациента Максименко, в срочном порядке были выделены дополнительные финансовые средства и проведена закупка лекарственного препарата "Вориконазол", – говорится в сообщении областного минздрава. Согласно пресс-релизу, в декабре десять упаковок лекарства доставили в аптечный пункт АО "Новгородфармация" №67 города Чудово, и пациент его получил. Также министерство заключило госконтракт на поставку лекарственного препарата "Позаконазол". Нет у министерства и претензий к работе скорой: "По итогам проверки Росздравнадзора удалось установить, что поступивший 4 января в скорую помощь звонок отменили сами родственники по причине улучшения состояния пациента. Во время повторного обращения свободных машин СМП не было, бригады на тот момент госпитализировали больных в областной центр".

Сергея Максименко эти ответы не устраивают.

– Причиной трагедии оказался развал системы скорой помощи и полное бездействие администрации в вопросе поставки медикаментов для моего сына, – говорит он.

Подозреваемыми в уголовном деле пока что значится неопределённых круг лиц.

– Я надеюсь, что это дело станет прецедентом, чтобы такой ужас не продолжался в дальнейшем, – подчёркивает отец погибшего пациента. – Когда-то точка невозврата должна быть пройдена. Может, это она? Может, наша история позволит положить конец этому кошмару.

"Они решают – жить или умереть"

После смерти Кирилла Максименко депутат городской думы Великого Новгорода Анна Черепанова направила обращение президенту России с просьбой провести проверку соблюдения прав граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь. Росздравнадзор проверил новгородский Минздрав и выявил нарушения. Министру здравоохранения области Резеде Ломовцевой выписали предписание. Ей грозит штраф от пяти до десяти тысяч рублей.

– В акте приводятся цифры, которые говорят о масштабах бедствия в области, – рассказывает Черепанова. – На 31 декабря 2020 года в аптеках на отсроченном обслуживании были зарегистрированы 778 рецептов, выписанных за счет федерального бюджета, и 768 за счет регионального бюджета. В 2020 году было зарегистрировано 1048 обращений граждан по вопросам льготного лекарственного обеспечения.

В акте проверки указано, что на начало 2020 года на исполнении в судебных приставов в Новгородской области находилось 14 исполнительных производств. На конец года уже 108. На момент проверки не было исполнено 45 производств.

– За каждой из этих цифр – боль и страдание, за каждой – трагедия человека, борющегося за жизнь. У чиновников Минздрава огромная ответственность, от их компетентности и милосердия зависят жизнь и здоровье. Они решают, жить человеку или умереть, – отмечает депутат. – Меня лично устроит работа Минздрава, когда в аптеках города вообще не будет просроченных рецептов на льготные лекарства. Но каждый раз жаловаться не будешь. Тут систему нужно менять. По нашим оценкам, чтобы обеспечить всех льготников лекарствами, нужно больше 800 миллионов рублей. А в бюджете на 2021 год заложено в два раза меньше. На губернатора и его чиновников деньги есть, а на новгородцев, которые всю жизнь платили налоги и содержали это государство, нет.

Пресс-служба новгородского управления СК РФ сообщила о возбуждении ещё одного уголовного дела в отношении регионального Минздрава по статье "халатность". Повод – "ненадлежащее обеспечение несовершеннолетнего ребёнка лекарствами".

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх